Досмотр - доказательственная сила в уголовном процессе
Статьи и новости

Досмотр

Досмотр автомобиля полицией

Наиболее любимым и наиболее оспоримым способом сбора доказательств до возбуждения уголовного дела у сотрудников правоохранительных органов является так называемый «досмотр», например, автомобиля.

Право обыска автомашины

Однако, есть ли правовые основы для такого «досмотра» и как интегрировать его результаты в материалы уголовного дела с целью придания им доказательственной силы? Стороне защиты стоит всегда уделять максимально пристальное внимание такого рода доказательствам.

Ниже я привожу пример удачного ходатайства, повлекшего за собой исключение из рассмотрения по делу ряда важнейших доказательств.

ХОДАТАЙСТВО

Об исключении доказательств

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению моего подзащитного К.

   В ходе проведения предварительного расследования были допущены фундаментальные нарушения требований уголовно-процессуального закона.

            В соответствии с обвинительным заключением, в качестве доказательства указаны некие «протокола досмотра транспортного средства» (том 2 л.д. 34-43, 108-116), которые были предоставлены следователю как результаты ОРД. Но статья 6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» содержит исчерпывающий список оперативно-розыскных мероприятий.  Такое ОРМ как «досмотр транспортного средства» в данной статье отсутствует.

Под результатами ОРД следует понимать — сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (п.36.1 ст.5 УПК РФ). Таким образом, протокол досмотра транспортного средства не может быть признан результатам ОРД, поскольку получен не на основании Закона «Об ОРД».

Кроме того, в соответствии со ст.89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. К доказательствам предъявляется главное требование, что бы их собирание и закрепление производилось без нарушения законов (ч.2 ст.50 Конституции РФ и ч.3 ст.7 УПК РФ).

В указанном выше протоколе досмотра транспортного средства написано, что досмотр производится на основании ч.3 ст.48 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Действительно, указанная норма Закона наделяет органы ФСКН правом производить досмотр граждан в целях контроля за оборотом наркотических средств. Однако такой вид контроля как «досмотр транспортного средства» не является безусловным и ограничен положениями ч.1 ст.48 Закона.

Так, согласно ч.1 ст.48 Закона, контроль распространяется только на определенные территории, в пределах которых и осуществляется контроль. Такие территории определяются решениями органов государственной власти. Решения об отнесении г. Урай и Кондинский район ХМАО-Югра к территориям, в пределах которых осуществляется контроль (для целей ст.48 Закона) никаким государственным органом до сих пор не принималось. Таким образом, такой вид контроля как «досмотр транспортного средства» не может распространяться на г. Урай и Кондинский район ХМАО-Югра. В связи с этим следует признать, что сотрудники ФСКН производя так называемый «досмотр транспортного средства» действовали вопреки требованиям ст.48 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», т.е. незаконно.

Конституционный суд РФ разъяснил, что «в соответствии со статьей 50 (часть2) Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не подлежат использованию для обоснования обвинения при производстве дознания и предварительного следствия, а также при разбирательстве уголовного дела в суде. Их устранение из уголовного дела в конечном счете обеспечивается судом, на котором лежит обязанность гарантировать участникам процесса судебную защиту их прав и свобод (в том числе нарушенных в связи с использованием не отвечающих требованиям закона средств и методов доказывания) и который обязан принимать решения по делу, руководствуясь предписаниями как статьи 50 (часть 2) Конституции РФ, так и ее статьи 49 (часть 3) о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. В статьях 75 и 235 УПК РФ не содержатся какие-либо положения, предусматривающие исключения из этих правил и предполагающие возможность использования при разрешении уголовного дела доказательств, полученных с нарушением закона. Из содержания этих статей, в частности, не следует, что они, вопреки статье 89 УПК РФ, допускают использование в доказывании результатов оперативно-розыскных мероприятий, которые не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.» (см. п.2.2. Определения КС РФ от 15 ноября 2007 г. № 924-О-О – текст прилагается).

Далее. В соответствии с п.16 Постановления ПВС РФ от 31.10.1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.»

Процессуальными нормами не предусмотрено такое следственное действие как «досмотр транспортного средства». Хотя статьи 93 и 184 УПК РФ предусматривают аналогичное по процедуре следственное действие — «личный обыск», однако подвергнут ему может быть только подозреваемый (обвиняемый), либо иное лицо, которое находится в месте производства обыска помещения.

Из этого следует, что личный обыск может проводиться исключительно после возбуждения уголовного дела. Такой порядок уголовного судопроизводства отвечает конституционному принципу баланса интересов прав личности, с одной стороны, и общественными интересами, с другой (ч.3 ст.55 Конституции РФ).

Осуществление правоохранительными органами своих функций направленных на ограничение прав личности закрепленных в статьях 22-25 Конституции РФ, в частности досмотра транспортного средства, допустимо исключительно при соблюдение порядка уголовного судопроизводства, который, в свою очередь, предполагает последовательное наличие достаточных оснований:

1) сначала для возбуждение уголовного дела;

2) затем для признание лица подозреваемым;

3) и только потом для личного обыска.

В соответствии со ст. 1 УПК РФ установленный в Кодексе и основанный на Конституции РФ порядок уголовного судопроизводства является обязательным для судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания.

Очевидно, что так называемый «досмотр транспортного средства» был произведен вопреки закону «Об ОРД», вопреки закону «О наркотических средствах и психотропных веществах» и вопреки порядку уголовного судопроизводства. Результаты таких досмотров не могут быть использованы при доказывании по уголовному делу.

Также следует признать недопустимыми те доказательства, которые являются производными от указанных выше протоколов личного досмотра.

В соответствии со ст. 244, ч. 4 ст. 246, ч. ч. 1, 3 ст. 248, п. 1 ч. 2 ст. 250, ч. ч. 6, 7 ст. 259, ст. 271, ч. ч. 4, 5 ст. 275, ч. 1 ст. 276, ч. ч. 3, 6 ст. 278, ч. 6 ст. 280, ч. ч. 2, 3 ст. 281, ч. 1 ст. 282, ч. ч. 1, 4 ст. 283, ч. 1 ст. 284, ч. 2 ст. 285, ч. ч. 1, 2 ст. 291 УПК РФ участники процесса наделены правом заявлять ходатайства в ходе судебного разбирательства, а суд, выслушав мнения участников, рассматривает каждое заявленное ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение (постановление) об отказе в удовлетворении ходатайства (ч. 2 ст. 271 УПК РФ). При этом вынесенное судом постановление (определение) должно быть не только законным и обоснованным, но и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Это значит, что выводы суда, отражающиеся в постановлении (определении) судьи (суда), должны быть не только основаны на законе и совокупности доказательств, позволяющих прийти к такому выводу, как это определяет ч. 1 ст. 17 УПК РФ, но и содержать мотивы своего убеждения, т.е. «доводы в пользу чего-нибудь», объясняющие причины принятого решения, что делает их не голословными и надуманными.

Если стадия предварительного слушания (ст. 325 УПК РФ) допускает отложение рассмотрения ходатайства об исключении доказательств по существу на более позднюю стадию судебного разбирательства, то на любой другой стадии судебного разбирательства такая возможность у суда отсутствует и, в силу положений ст. 121 УПК РФ, ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления.

 Все заявленные ходатайства должны рассматриваться и разрешаться судом в соответствии со ст. 121 УПК РФ немедленно, недопустимо оставлять их разрешение «на потом». При вынесении постановления об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств судья обязан привести аргументированные ответы на все заявленные доводы и изложить мотивы, по которым эти доводы признаются несущественными.

Мотивировать — значит объяснить, аргументировать выводы данными, на которых суд основывает свое мнение, во-первых, нормой УПК РФ, во-вторых, теми соображениями судьи, «основанными на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» (ч. 1 ст. 17 УПК РФ), к которым он пришел при исследовании заявленного ходатайства.

На основании изложенного и руководствуясь ч.3 ст.7, ст.75 и ст.235 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

 

  1. Признать недопустимыми и исключить из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве следующие доказательства:

— протокол досмотра транспортного средства (том 2 л.д. 34-43);

— протокол досмотра транспортного средства (том 2 л.д. 108-116);

— справка об исследовании № 76-77 (том 2 л.д.120-122);

— справка об исследовании № 105-107 (том 2 л.д.48-50);

— заключение эксперта №125-126 (том 4 л.д.149-156);

— заключение эксперта №115-117 (том 4 л.д.115-117);

— протокол осмотра предметов (том 2 л.д. 156-159);

— протокол осмотра предметов (том 5 л.д. 193-222).

  1. Вернуть дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Приложение:

  1. Определения КС РФ от 15 ноября 2007 г. № 924-О-О
  2. Постановления ПВС РФ от 31.10.1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия”

                                                                       Адвокат                       Д.Н. Хомич

UA-126696242-1