Апелляция по 228 УК РФ - пример отмены приговора
Статьи и новости
Главная     Статьи и новости    Уголовный адвокат     Апелляция по 228 УК РФ

Апелляция по 228 УК РФ

Как подготовить апелляционную жалобу по наркотикам

Если случилось страшное и суд первой инстанции вынес суровый приговор по ст. 228, 228-1 УК РФ — нельзя сдаваться и нужно готовиться к следующему важному этапу борьбы за вашу жизнь — готовить апелляционную жалобу. И вот почему.

Дело в том, что в нашей стране проводится компания борьбы с наркотиками. Однако, как это часто происходит, эта борьба носит имитационных характер, так как о результатах судят по «галочкам» — количеству уголовных дел и осужденных по ним.

Поэтому, подавляющее число приговоров либо несправедливы, либо несправедливо суровы. И не всегда это вина суда. Иногда сам подсудимый, по тем или иным причинам, самостоятельно ухудшает собственное положение нелепыми признаниями и необдуманными действиями.

Многие вообще пользуются услугами государственных защитников или самостоятельно «изучают» вопрос в Интернете.  А потом удивляются: почему же результат так ужасен?

По двум причина: кампанейщина и непрофессионализм защиты.

Что писать в жалобе

Нередко ко мне обращаются с этим вопросом еще до получения приговора суда. Это, конечно, абсурдно: как можно обжаловать то, чего нет? Что анализировать в жалобе? Как опровергать доводы приговора, которые еще не исследованы и не подвергнуты анализу?

Поэтому, до начала определения приоритетных направлений жалобы, нужно изучить приговор.

Но и этого мало. Так как приговор постановлен на материалах конкретного дела, то необходимо самым внимательным образом изучит материалы уголовного дела. Сопоставить их с выводами суда, изложенными в приговоре.

И только после этого можно составить план апелляционной жалобы.

Как правило, жалоба строится из двух частей: нарушения материального права и нарушения процессуального права. То есть, одна часть жалобы посвящена нарушениям, приведшим к неправильной квалификации ваших действий, а другая — нарушениям порядка сбора доказательств.

Вот пример апелляционной жалобы, по результатам рассмотрения которой был постановлен оправдательный приговор.

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

30 марта 2015 года Нижнекамским городским судом был постановлен приговор по уголовному делу №1-7/2015 в отношении подсудимого Киселева Алексея Юрьевича, проживающего по адресу: …….., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.30 — п. «г» ч.4 ст.228.1 и ч.2 ст.228 УК РФ.

В соответствии с постановленным приговором, Киселев А.Ю. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. З ст. 30 — п. «Г» ч. 4 ст.228.1 и ч. 2 ст. 228 УК РФ, и ему назначено наказание:

по ч.3 ст.30 — п. «Г» ч.4 ст.228.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком одиннадцать лет без лишения права занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью и без штрафа;

по ч.2 ст.228 УК РФ в виде лишения свободы сроком три года шесть месяцев без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначить окончательно наказание в виде лишения свободы сроком одиннадцать лет шесть месяцев без лишения права занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью, без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановленный приговор является не законным и не обоснованным, подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с рекомендациями п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 (ред. от 16.04.2013) «О судебном приговоре», к иным сведениям о личности подсудимого, имеющим значение для дела, относятся такие сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении наказания, вида исправительной колонии, признании рецидива преступлений и разрешении других вопросов, связанных с постановлением приговора. Это, в частности, данные об имеющейся у подсудимого инвалидности, наличии у него государственных наград, почетных, воинских и иных званий, о прежних судимостях. При этом в отношении лиц, ранее судимых, в вводной части приговора должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, не отбытой части наказания по предыдущему приговору. Если судимости сняты или погашены, суд не вправе указывать их в вводной части приговора. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7).

Во вводной части обжалуемого приговора указано, Киселев А.Ю. судим 08 декабря 2011 года мировым судьей судебного участка №1 города окружного значения Урая Ханты-Мансийского автономного округа-Югры по ст.115 4.1 УК РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 15000 рублей, штраф оплачен 11.01.2013г.

Указание на судимость Киселева А.Ю. в приговоре является не законным.

Согласно ст. 86 УК РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами.

Судимость в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказаний, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания (п. «Б» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

Назначенное наказание в виде штрафа исполнено Киселевым А.Ю. 11.01.2013, следовательно, указанная судимость на момент вынесения обжалуемого приговора является погашенной и подлежит исключению из приговора.

Киселев А.Ю. не законно и не обоснованно признан судом виновным по ч. З ст. 30 — п. «Г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ. Действия Киселева А.Ю. в данной части подлежат переквалификации на ч. 2 ст. 228 УК РФ по следующим основаниям.

В качестве доказательства вины Киселева А.Ю. судом приняты во внимание показания свидетеля Решетняка С.Ю., который показал на Киселева А.Ф. как на своего соучастника при организации сбыта наркотических средств и их аналогов, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

При этом суд не дал оценку явным противоречиям показаний Решетняка С.Ф. фактически установленным обстоятельствам по делу.

В ходе предварительного расследования и в судебном заседании, Киселев А.Ю. давал четкие и последовательные показания, не менял их. Так, Киселев А.Ю. частично признал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30 — п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, а так же признал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ, в содеянном раскаялся, при этом показал следующее. По поводу посылки в Аэропорту: заказал через интернет порошок «дурман» — курительную смесь на имя Аникина Даниила, на себя заказывать опасался. Спросил у Аникина, он был несовершеннолетний, был не против. Он планировал забирать. Когда посылка пришла, позвонил диспетчеру, чтобы забрать. Приехал, забрал, сотрудники его арестовали. Заказал 200 грамм для личного потребления, так дешевле. За один день мог выкурить 1 грамм, курил каждый день. Посылку купил за 50-80 тысяч рублей. Его средний доход в месяц составлял 50 тысяч рублей, работал и шабашил. Сайт, на котором заказывал, уже не функционирует. Решетняка он увидел в суде первый раз, до судебного заседания его не видел. Эпизоды сбыта с Решетняком не признает. Решетняк указал на него, так как ему обещали «скосить срок», оказывали давление. Решетняк его оговаривает. Не знает, почему Решетняк указал именно на него. Решетняк проживал в соседнем подъезде его дома. В августе 2013г. он сидел на скамейке у подъезда, его задержали сотрудники полиции, предложили самостоятельно выдать, он выдал вещество.

Показания Киселева А.Ю. полностью подтверждаются установленными по делу обстоятельствами.

Допрошенный в ходе судебного разбирательства Решетняк С.Ф. (протокол судебного заседания от 17.07.2014) заявил, что с Киселевым А.Ю. не знаком и отказался от дачи показаний по основаниям, предусмотренным ст. 53 УПК РФ.

Приговор не содержит указания на вышеуказанное заявление Решетняка С.Ф.

После этого были оглашены показания Решетняка С.Ф., данные им при допросе в качестве обвиняемого (том 3 листы дела 37-43), где он показывает, что познакомился с Киселевым А.Ю. в сентябре 2013 года и договорился с ним организовать сбыт наркотических средств и их аналогов.

Также были оглашены показания Решетняка С.Ф., данные им при проверке его показаний на месте (том 3 лист дела 44), где он также показывает, что познакомился с Киселевым А.Ю. в сентябре 2013 года и договорился с ним организовать сбыт наркотических средств и их аналогов.

На вопрос председательствующего, поддерживает ли он ранее данные показания, Решетняк С.Ф. заявил, что все было не так, изложенных в протоколах допроса обстоятельств не было в действительности. Показания он не поддерживает, давал показания, потому что так предложил следователь, с ним пообещали заключить досудебное соглашение и ходатайствовать перед судом о назначении наказания ниже низшего предела. И он, и следователь понимали, что это обман.

Приговор не содержит указания на вышеуказанное заявление Решетняка С.Ф.

Далее был оглашен протокол изъятия наркотических средств (том 1 листы дела 53-54), после чего Решетняк С.Ф. заявил, что Киселева А.Ю. он не знает, никаких наркотических средств тот ему никогда не передавал.

Приговор не содержит указания на вышеуказанное заявление Решетняка С.Ф.

Далее, по ходатайству защиты, были оглашены показания Решетняка С.Ф., данные им в качестве свидетеля (том 3 листы дела 103-107), где он показывает, что у него есть знакомый по имени Иван, фамилию его он назвать не может, который проживает по адресу город Урай микрорайон 1 дом 2/1 квартира 7. 02.02.2013 года он пришел к Ивану домой, где, в процессе совместного распития спиртных напитков, они договорились об организации совместного сбыта «курительных смесей». Иван, с целью организации сбыта, передал Решетняку С.Ф. около 30 грамм наркотического вещества, фасовочные пакеты, весы и сим-карты для телефонных переговоров, а Решетняк С.Ф. взял все указанное и спрятал недалеко от места своего жительства. Этим же вечером Решетняк С.Ф. вновь пришел к Ивану и, по требованию последнего, написал расписку, что взял 35 000 рублей. В последствии полученными наркотическими средствами Решетняк С.Ф. распоряжался по своему усмотрению, в том числе, употреблял совместно со свидетелем Чуркиным Денисом, когда и был задержан сотрудниками полиции.

На вопрос защиты, подтверждает ли он оглашенные показания, Решетняк С.Ф. заявил, что данные показания подтверждает, давать какие либо дальнейшие пояснения отказывается.

Приговор не содержит указания на вышеуказанное заявление Решетняка С.Ф.

Допрошенная в качестве свидетеля Латынцева А.Р. показала, что является адвокатом адвокатского кабинета «Латынцева А.Р.» адвокатской палаты ХМАО- ЮГРЫ. В сентябре 2014 года к ней обратился с заявлением по почте Решетняк, который просил ознакомиться с материалами его уголовного дела по сбыту наркотических средств и подать жалобу на данный приговор. В обращении он говорил, что не признает вину, не согласен с приговором, что в отношении него допускались незаконные действия со стороны следователя и в суде. В обращении Решетняк указал, что не приобретал наркотические средства у Киселева, он думал, что Киселев умер.

Латынцева А.Р. передала суду письмо Решетняка С.Ф. и конверт с отметками почты, подтверждающие факт направления письма из мест лишения свободы. По ходатайству защиты указанное письмо было приобщено к материалам дела как доказательство со стороны защиты, однако не упоминается в обжалуемом приговоре, не исследуется и не анализируется судом.

Допрошенная в качестве свидетеля Горбачева А.В. показала, что с 2010 по 2013г. проживала совместно с Киселевым по адресу: …… Круг его общения она знала, Решетняка она никогда не видела. Она не видела, чтобы Киселев употреблял наркотические средства. Жили на его и ее зарплату. Киселева характеризует с положительной стороны. Анализ показаний Горбачевой А.В. в приговоре отсутствует.

Допрошенный в качестве свидетеля Чуркин Денис (протокол судебного заседания от 06.06.2014) показал, что Решетняка С.Ф. знает и употреблял совместно с ним курительные смеси. Были оглашены показания, данных Чуркиным Д. в ходе предварительного расследования (том 2 лист дела 249), где он показывает, что со слов Решетняка С.Ф. знал о его знакомстве с незнакомым ему лично Киселевым. На вопрос суда, Чуркин Д. заявил, что в данной части свои показания не подтверждает, читал свои показания не внимательно, Киселева не знает, никогда о нем от Решетняка С.Ф. не слышал и следователю о нем не говорил. На данных в суде показаниях настаивает.

В силу требований ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законы и основан на правильном применении уголовного закона.

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» разъяснено, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Таким образом, суд первой инстанции не только было обязан указать в описательно-мотивировочной части обжалуемого приговора заявления Решетняка С.Ф. об отказе от ранее данных показаний, но провести всесторонний анализ установленных противоречий.

При наличии существенных противоречий в показаниях Решетняка С.Ф. об обстоятельствах знакомства с Киселевым А.Ю., судом не приведены убедительные доводы в опровержение позиции стороны защиты, что, при утверждении осужденного о непричастности к незаконному обороту наркотических средств в группе с Решетняком С.Ф., а также с учетом указанных выше показаний свидетелей Решетняка С.Ф., Латынцевой А.Р., Горбачевой А.В., Чуркина Д., имеет принципиальное значение для оценки доказательств стороны обвинения об обстоятельствах дела.

При недостаточной мотивировке судом выводов относительно исследованных доказательств, затрагивающих основы уголовно-процессуального законодательства, данное нарушение не может быть устранено судом апелляционной инстанции, задачей которой является контроль за законностью отправления правосудия нижестоящим судом путем проверки законности, обоснованности и справедливости решений суда первой инстанции.

В соответствии с пунктами 1 и 3 (d) Статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В этой связи выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый (подсудимый) в стадии предварительного расследования либо предыдущих судебных заседаниях не имел возможности оспорить эти показания (например, допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказать свои возражения в случае несогласия с показаниями).

По настоящему делу между Киселевым А.Ю. и Решетняком С.Ф. очная ставка не проводилась. Отказ Решетняка С.Ф. от дачи пояснений в суде также не позволил Киселеву А.Ю. в достаточной мере задавать вопросы и оспаривать показания Решетняка С.Ф. Мотивировка отказа Решетняка С.Ф. от дачи показаний не соответствует закону, так как являясь свидетелем он не в праве отказаться от дачи показаний. Следует обратить внимание, что Решетняк С.Ф. заключил досудебное на стадии предварительного расследования, где брал на себя определенные обязательства, при этом ему было назначено наказание ниже низшего предела, установленного инкриминированной ему статьей УК РФ.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

По настоящему делу был нарушен принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексомРоссийской Федерации, толкуются в его пользу.

По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.

В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого. (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 (ред. от 16.04.2013) «О судебном приговоре»).

В обжалуемом приговоре доказательства лишь приводятся, но не анализируются. При этом отсутствует ясная логическая связь перечисленных доказательств с обстоятельствами, подлежащими доказыванию (ст. 73 УПК РФ). В соответствии с требованиями закона суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Приговор нельзя признать мотивированным, если остались не опровергнутыми противоречащие обвинению доказательства или не приведены убедительные мотивы в опровержение какого-либо доказательства. Поэтому при наличии противоречивых доказательств суд должен указать, какие конкретно обстоятельства послужили основанием для признания судом одних доказательств достоверными, а других не заслуживающими доверия.

По смыслу закона в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суду необходимо указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Следствием отсутствия анализа доказательств в обжалуемом приговоре является не устранение существенного противоречия между временем совершения инкриминируемых эпизодов и показаниями Решетняка С.Ф.

Так, согласно оглашенных в ходе судебного заседания показаний, Решетняк С.Ф., в ходе предварительного расследования неоднократно и последовательно утверждал о времени знакомства с Киселевым А.Ю. – середина сентября 2013 года:

— показания Решетняка С.Ф., данные им при допросе в качестве обвиняемого (том 3 листы дела 37-43);

— показания Решетняка С.Ф., данные им при проверке его показаний на месте (том 3 лист дела 44-51);

— показания Решетняка С.Ф., данные им в качестве свидетеля (том 3 листы дела 226-228).

Вместе с тем, инкриминируемые эпизоды по ч. З ст. 30 — п. «Г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ датированы гораздо более ранними датами.

Допрошенный в качестве свидетеля Шестаков В.В., показал, что является старшим следователем СО ОМВД России по г. Нижнекамску. При расследовании уголовного дела в отношении Решетняка С.Ф., при допросе произошла техническая ошибка, указание на средину сентября 2013 года — ошибка, правильно средина сентября 2012 года.

Однако Шестаков В.В. не смог пояснить причины технической ошибки, а также почему эта «техническая ошибка» в рамках конкретного дела повторялась постоянно на протяжении продолжительного времени.

Так называемая «техническая ошибка» свидетельствует о том, что Решетняка С.Ф. не допрашивали, а копировали один и тот же файл, создавая видимость выполнения множества различных процессуальных действий, незаконно увеличивая количество доказательств по делу, фактически фальсифицируя их.

Установленные факты фальсификации сопряжены с обвинением Киселева А.Ю. в особо тяжком преступлении.

В целях реализации положений ч. 3 ст. 123 Конституции РФ ст. 243 УПК РФ обязывает председательствующего судью принимать все предусмотренные УПК РФ меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Кроме того суд обязан создавать необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав (ч.3 ст.15 УПК РФ).

Указанные нормы процессуального законодательства, в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из Определения КС РФ от 25.01.2005 г. №42-О (текст прилагается), «не допускают отказ … суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные сточки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются».

В соответствии с п.16 Постановления ПВС РФ от 31.10.1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия” «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.»

Процессуальными нормами не предусмотрено такое следственное действие как «копирование показаний».

В соответствии с п. 36 ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», если в ходе судебного разбирательства дел о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами, растениями, содержащими наркотические средства или психотропные вещества, либо их частями, содержащими наркотические средства или психотропные вещества, сильнодействующими и ядовитыми веществами, будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания или предварительного следствия, а также при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе в указанных и иных необходимых случаях реагировать путем вынесения частного определения (постановления), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

В связи с изложенным, суду было сделано заявление о необходимости реагировать путем вынесения частного определения в адрес руководителя межрайонного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации с целью обратить внимание на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер.

Вопреки обоснованности и законности сделанного заявления, председательствующий оставил его без внимания.

Ни одно из перечисленных в обжалуемом приговоре доказательств не устанавливает факта совместной деятельности Решетняка С.Ф. и Киселева А.Ю. Отсутствуют какие либо доказательства, что указанные лица когда либо были знакомы и встречались до осуждения Решетняка С.Ф.

Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.

Учитывая объективный анализ всех исследованных по делу доказательств, суду надлежало переквалифицировать действия Киселева А.Ю. с ч. З ст. 30 — п. «Г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, однако суд этого не сделал.

Между тем, при расследовании уголовного дела были допущены и другие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, не устраненные в судебном заседании.

В ходе предварительного расследования была установлена необходимость производства по делу судебных экспертиз. В результате были получены:

— заключение эксперта № 445 от 21.11.2012 г. (том 2 л.д. 7-8);

— заключение эксперта № 196 от 18 декабря 2013 г. (том 4 л.д. 209-215).

Указанные судебные экспертизы обнаруживают: наличие ошибок процессуального характера (нарушение процессуальных норм и порядка проведения экспертного исследования); наличие деятельностной (операционной) ошибки (эксперт применил неверную методику при исследовании).

Согласно п. 6 примечания к Постановлению Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации», производные наркотических средств и психотропных веществ являются веществами синтетического производства или естественного происхождения, которые не включены самостоятельными позициями в государственный реестр лекарственных средств или в настоящий перечень, химическая структура которых образована заменой (формальным замещением) одного или нескольких атомов водорода, галогенов и (или) гидроксильных групп в химической структуре соответствующего наркотического средства или психотропного вещества на иные одновалентные и (или) двухвалентные атомы или заместители (за исключением нидроксильной или карбоксильной групп), суммарное количество атомов углерода в которых не должно превышать количество атомов углерода в исходной химической структуре соответствующего наркотического средства или психотропного вещества.

В заключениях экспертов № 445 от 21.11.2012 г. (том 2 л.д. 7-8), № 196 от 18 декабря 2013 г. (том 4 л.д. 209-215) отсутствуют сведения о химической структуре и формуле предоставленного на исследование вещества. В связи с этим вывод о том, что исследованное вещество по своей химической структуре соответствует определению производного наркотического средства, данному в п. 6 примечания к Постановлению Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» является не обоснованным.

Учитывая изложенное, сторона защиты ходатайствовала признать недопустимыми и исключить из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, указанные экспертизы.

Судом в удовлетворении заявленных ходатайств было отказано.

Вместе с тем, аналогичные недостатки содержали и заключения экспертов № 85-87 от 14-17 мая 2013 г. (т. 4 лд. 235-244), № 135 от 20 августа 2013 года (том 5 л.д. 28-31), № 1113/13 от 27.06.2013 (том 5 л.д. 5-19). В данном случае, по ходатайству государственного обвинителя, суд счел необходимым производство повторной судебной экспертизы.

Учитывая, что доводы ходатайств защиты и государственного обвинения содержат идентичное обоснование и указывают на идентичные недостатки экспертиз, результат их рассмотрения также должен быть одинаковым. Однако доводы защиты были не законно отвергнуты судом.

Уголовное дело рассматривалось судом длительное время, более одного года. Не смотря на очевидное необоснованное затягивание судом первой инстанции рассмотрения дела по существу, суд не счел возможным удовлетворить обоснованные и законные ходатайства стороны защиты.

Таким образом, судом первой инстанции были нарушены положения статьи 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения судом апелляционной инстанции является существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на вынесение судебного решения.

Указанные в настоящей жалобе нарушения требований действующего материального и процессуального законодательства являются существенными, так как оказали влияние на вынесенное судебное решение.

В связи с изложенным, в соответствии со ст.ст. 389.1., 389.3., 389.6., 389.9., 389.15., 389.16., 389.17., 389.18., 389.19., 389.20. УПК РФ

ПРОШУ СУД:

Приговор Нижнекамского городского суда от 30 марта 2015 года по уголовному делу №1-7/2015, в соответствии с которым Киселев Алексей Юрьевич признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст.30 — п. «Г» ч.4 ст.228.1 и ч.2 ст.228 УК РФ, и ему назначено наказание:

по ч. 3 ст.30 — п. «Г» ч.4 ст.228.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком одиннадцать лет без лишения права занимать определенные должности, заниматься определенной деятельностью и без штрафа;

по ч. 2 ст.228 УК РФ в виде лишения свободы сроком три года шесть месяцев без штрафа и без ограничения свободы,

ИЗМЕНИТЬ, переквалифицировать действия Киселева А.Ю. с ч. З ст. 30 — п. «Г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, назначив при этом наказание в пределах санкции статьи, в соответствии с частью 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения, не связанное с лишением свободы.

Приложение:

1.​ копия жалобы

2.​ ордер адвоката

                                                                                                   Адвокат Хомич Д.Н.

UA-126696242-1